На главную страницу На главную страницу Rambler's Top100
На главную страницу На главную страницу
Краткое содержание сайта
О фильме
Создатели
Актеры
В эпизодах
Мультимедиа
За кадром

Вступление
Рассказ информационного менеджера
Накрываем на стол
Меню
Краткая предыстория
5 мая, пятница. Флоренция
8 мая, понедельник
9 мая, вторник
10 мая, среда. "Простая" уличная сцена
10 мая, среда. Сцена на Пьяцца дель Дуомо
10 мая, среда. Комментарии Джонатана Харра
10 мая, среда. Комментарии Билли Доуда
11 мая, четверг
12 мая, пятница. Протест Партии Зеленых
12 мая, пятница. Ленч. Разговор о политике
15 мая, понедельник. Сцена в кафе на площади Республики
17 мая, среда. Слухи вокруг "Ганнибала"
17 мая, среда. Ленч в Палаццо де Корсини


11 мая, четверг

Большие надувные шары привлекают внимание быстрее, чем находящиеся повсюду произведения искусства. Кажется, что это какая-то странная временная аберрация: надувные шары в Палаццо XIX века, с фресками XVI века, с разрисованными историческими и батальными сценами потолками. Ко всему прочему, шары огромные, размером с лимузин и выше человеческого роста.

Техники из осветительной бригады Билл и Джо, мастер по оборудованию Ричи Форд /Richie Ford/ и другие члены команды "Ганнибала" надувают и буксируют эти мини-цеппелины пока оператор Джон Мэтьисон объясняет мне их предназначение.

"Шары сделаны из специального пластика и заполнены гелием: это новая разновидность осветительных приборов", - говорит Джон. - "Мне нравится тот рассеянный свет, который они излучают, поэтому если вы спросите, используем ли мы их с художественными целями или из соображений безопасности, то я предпочту первый вариант. Но соображения безопасности здесь тоже важны. Шары сделаны из негорючих материалов, они не нагреваются. Согласитесь, что неразумно было бы использовать в таких местах обычные осветительные приборы, и вешать их на музейной ценности стропила...".

Я поддакиваю. И впрямь: потолок в 30 футов высотой, покрыт росписями на тему флорентийской истории и превозносит династию Медичи (о Медичи читайте здесь). По иронии, строительство и роспись этой залы были начаты, когда Медичи бежали из Флоренции (1494-1512), поэтому большинство подрядов было выполнено на деньги их доверенных лиц. А доверенных лиц у Медичи было, как хорошо известно, очень много.

Этим утром зала, которая носит название Салоне деи Чинквеченто (Salone dei Cinquecento - Зал Чинквеченто, или Зал Четырнадцатого века) открыта для публики, но закроется в 11 часов, когда начнутся съёмки. В последующие несколько дней много страждущих, осмотрев это помещение, будут разочарованы (что мягко сказано), увидев табличку "Зал закрыт. Идут съёмки". А ведь это одна из главных достопримечательностей Палаццо Веккьо (перечень наиболее интересных произведений искусства из Салоне Чинквеченто смотрите здесь).

Но мы внесли плату за аренду, и городские чиновники разрешили нам использовать этот зал для съёмок и для пресс-конференции, которая состоялась за неделю до их начала. Правильное решение с точки зрения городского паблисити.

Наши съёмки причинили, пожалуй, больше неудобств именно городской администрации, а не туристам. Помимо того, что Палаццо Веккьо - знаменитый музей, это ещё и резиденция городской администрации, каковой он, строго говоря, и был последние 700 лет. В Палаццо до сих пор расположены офисы мэрии, и чиновники, забыв про свои обязанности, ходят посмотреть на съёмки, Энтони Хопкинса и Джанкарло Джанини.

Итак, всё готово для съёмок сцены, во время которой Джанкарло подходит к ряду пустых кресел и занимает одно из них рядом с человеком по имени Ричи (Эннио Колторти), который рассказывает ему о проходящих здесь слушаниях. В другой части комнаты за длинным столом восседает группа мужчин, обсуждающая что-то в академической манере. Среди них я узнаю графа Николо Каппони. Наиболее придирчивый из них - персонаж по имени Сольято (Роберт Риети /Robert Rieti/), который оспаривает выбор комитета на должность куратора собрания манускриптов Данте, принадлежащего Каппони.

Человек, лицо которого полускрыто под стильной белой шляпой, сидит на другом конце стола и видно, что эта дискуссия ему порядком надоела. Щегольски одетый, он, как видно, больше заинтересован своим маникюром, чем ходом обсуждения. Но, когда Сольято задал ему прямой вопрос, он откидывается назад, выразительно отвечает, а также задаёт вопрос, явно смутивший собеседника. Доктор Фелл не выносит идиотов. По крайнеё мере, если они идут без гарнира и не приправлены подходящим соусом.

Стивен Зельян и я дожидаемся окончания сцены, до момента, когда Ридли Скотт командует "проверить затвор" (что это значит, смотрите здесь) и распоряжается переставить две ведущие камеры на новые позиции. Жена Стива Элизабет и моя жена Маргарет также присутствуют на съёмочной площадке этим утром. Им обоим не терпится изучить Флоренцию. Для четы Зельянов - это последний день пребывания в городе, и я рассказываю им о весьма живописной церкви, расположенной на холмах выше от Площади Микеланджело /Piazzale Michelangelo/. Элизабет добавляет, что где-то на холмах расположено ещё и живописное кладбище, осмотр которого она никак не может пропустить. На чём мы и сошлись. Шофёр Зельяна Мауро знал точное расположение всех перечисленных достопримечательностей

Подъём на холм шёл по извилистой улице Микеланджело /Viale Michelangelo/ вдоль шикарных усадеб и отелей, а перед тем, как мы подъехали к кладбищу, дорогу окружали совершенно сказочные пейзажи.

Мауро провёл нас вдоль надгробий и памятников, и от высеченных на них имён кружилась голова. Однако целью нашего визита была могила Карло Лоренцини /Carlo Lorenzini/, также известного под именем Карло Коллоди /Carlo Collodi/. Ни одно из этих имён не известно также как имя Пинокьо, сотворённого фантазией Лоренцини-Коллоди.

Рядом с этим кладбищем расположена церковь Сан Минато аль Монте. Во Флоренции только Баптистерий (рядом с Дуомо) построен раньше неё: строительство церкви началось в 1018 году и было закончено только через 200 лет. Церковь освящена в честь флорентийского святого Миниата (старинную легенду, связанную с ним, читайте здесь). Мощи святого хранятся в специальной крипте внутри самой церкви.

В 1530 году, когда Папа и Германский император напали на Медичи, эта церковь была превращена в крепость. Микеланджело предложил тогда обложить её стены войлочными подушками для защиты от пушечных ядер. Изумительные цветные мозаики и мраморный декор стоили того, чтобы их сохранить таким экстравагантным образом. Сегодня церковь пользуется большой популярностью как место венчания. Впрочем, прилегающее к ней живописное кладбище делает это место подходящим и для более грустных церемоний.

Мы вышли из Сан Миниато аль Монте, пересекли двор и стали подниматься по каменной лестнице вверх от улицы Микеланджело. Наверху открылся захватывающий дух вид на Флоренцию с её красночерепичными крышами, куполом Брунелески, башней Палаццо Веккьо, изящными арками галереи Уфици, чередой мостов через Арно, делящей город напополам. Глядя на это, становится понятным почему Томас Харрис выбрал именно этот город как место действия своего романа.

"Я ищу красоту", - говорил убийца-психиатр в "Молчании ягнят".

А где ещё так много красоты, как во Флоренции?



12 мая, пятница. Протест Партии Зеленых...

© Национальный кинопортал Фильм.Ру, 2001 г. webmaster@film.ru