На главную страницу На главную страницу Rambler's Top100
На главную страницу На главную страницу
Краткое содержание сайта
О фильме
Создатели
Актеры
В эпизодах
Мультимедиа
За кадром

Вступление
Рассказ информационного менеджера
Накрываем на стол
Меню
Краткая предыстория
5 мая, пятница. Флоренция
8 мая, понедельник
9 мая, вторник
10 мая, среда. "Простая" уличная сцена
10 мая, среда. Сцена на Пьяцца дель Дуомо
10 мая, среда. Комментарии Джонатана Харра
10 мая, среда. Комментарии Билли Доуда
10 мая, среда. Комментарии Билли Доуда
11 мая, четверг
12 мая, пятница. Протест Партии Зеленых
12 мая, пятница. Ленч. Разговор о политике
15 мая, понедельник. Сцена в кафе на площади Республики
17 мая, среда. Слухи вокруг "Ганнибала"
17 мая, среда. Ленч в Палаццо де Корсини


10 мая, среда
"Простая" уличная сцена


36 статистов-прохожих, дефилирующих на фоне сувенирных лавок, в то время как детектив Пацци должен приобрести у уличного торговца-африканца дешёвый серебряный браслет.

Действо разворачивается на старейшем флорентийском мосту Понте Веккьо /Ponte Vecchio/ (итал. - Старый мост). На мосту устроена пешеходная зона, так что здесь всегда полно народу, особенно в разгар турсезона.

Ридли отдаёт распоряжения ассистентам, Джон Мэтьисон возится с операторским краном, техники по спецэффектам налаживают дымовую машину. Статисты, набранные Билли Доудом /Billy Dowd/, ответственным за подбор актёров, двигаются в соответствии с указаниями ассистентов.

Однако местная полиция, блокировав автомобильное движение, не может справиться с потоком пешеходов. Поэтому после команды "мотор!" в кадре оказывается намного больше народу, чем требуется. Торговцы зазывают покупателей, зеваки пялятся в объектив камеры, как будто в ней есть дырка в женскую душевую. Постепенно за толпой уже невозможно различить самого Джанкарло Джанини. Остаётся только догадываться, чем он там занят на этом сумасшедшем мосту.

Энтони Хопкинс со своим другом Терри Роули /Terry Rowley/ спровоцировали ещё больший хаос, выйдя из режиссёрского трейлера, чтобы разобраться с ситуацией на месте. Из своих укрытий тут же повылезали папарацци: они свешивались с балконов, выглядывали из-за прилавков и даже прохаживались, не переставая снимать, в толпе статистов перед камерой.

"Невероятно" - воскликнул Билли Доуд. - "Совершенно невозможно уже отличить статистов от местной публики. Никакого контроля!" (см. комментарии Билли).

В то время как вторые помощники режиссера Адам Сомнер /Adam Somner/, Альберто Манджанте /Alberto Mangiante/ и Филипо Фасета /Filippo Fassetta/ и их ассистенты пытались навести порядок в пешеходном трафике, сценарист Стивен Зельян и его жена Элизабет наблюдали за всем этим цирком со стороны - с осуждением, но не без интереса. Собственный режиссерский опыт Зельяна подсказывал ему, что изложенное на бумаге может сильно отличаться от того, что происходит на съёмках. Но хаос, который воцарился на съёмках сейчас, был не сравним ни с чем (также см. комментарии Билли)

Стив уже завершил свои дела на съёмках. Он несколько раз за две прошедших недели встречался с Ридли Скоттом, обговаривая изменения в сценарии.

"Обычное дело, что когда начинаются съёмки, вдруг обнаруживаешь, что то, что ты изложил на бумаге, перестаёт работать на площадке", - объясняет Скотт. - "Подчас придумываешь нечто, что очень хотелось бы увидеть на экране. Но есть вещи, реализация которых именно так, как они изложены в сценарии, потребует нерационально больших затрат. И ты отказываешься от них из чистого прагматизма".

Те из нас, кто не участвовал в усмирении пешеходного бунта, наблюдали ещё за одной интересной сценой. Ридли, его помощник Терри Нидхэм и исполнительный продюсер Бранко Ластиг были вовлечены в оживлённую дискуссию с двумя по-деловому одетыми людьми, стоящими позади уличных торговцев. Одна женщина особенно эмоционально жестикулировала, отвечая горячими тирадами на каждую реплику киношников.

Ридли вернулся к камере с выражением брезгливости на лице. К нему присоединились Билли и Терри. Бранко, предприняв последнюю попытку убедить в чём-то женщину, воздел руки горе и отошёл в сторону, мотая головой.

Ридли стал давать новые распоряжения ассистентам и переговорил о чём-то с Джанини. Минуту спустя Джанини принялся репетировать сцену уже не с нанятым специально для этой сцены африканцем, а с местным итальянским торговцем

Женщина, стоявшая посередине пешеходного водоворота, выглядела удовлетворённой. Билли побеседовал с африканцем, который должен был продать браслет Джанини. Африканец был не в восторге, но воспринял случившееся с пониманием (опять же - см. комментарии Билли).

Хаос продолжался. Ридли бросил идею по организации пешеходного трафика на Понте Веккьо и полностью поменял тактику. Вместо того, чтобы каждый раз останавливать зевак фразой типа "Пожалуйста, подождите, мы снимаем", ассистенты постоянно подбадривали толпу криками "Проходите, проходите, не останавливайтесь!".

Сработало! В то время, как туристы останавливались, чтобы запечатлеть операторский кран с огромной камерой, Адам и Альберто расставляли статистов и съёмка шла в нужных ракурсах.

Когда сцена была, наконец, отснята, а оборудование собрано и уложено в трейлеры для отправки на новую позицию, появился Ридли - спокойный и уверенный, как будто всё происходило именно так, как и было запланировано им изначально.

"Поехали!", - крикнул Терри Нидхэм.

Я осмотрелся, пытаясь найти Тони Хопкинса, но он исчез. Растворился в толпе.



Комментарии о суете на съемках "простой" уличной сцены от писателя Джонатана Харра (написал книгу "Гражданский иск"), друга Стива Зельяна (режиссер фильма "Гражданский иск").



Сегодня на закуску:
Путеводитель по итальянским ювелирным магазинам



Следующая сцена в этот день снималась на Пьяцца дель Дуомо...

© Национальный кинопортал Фильм.Ру, 2001 г. webmaster@film.ru